Константинополь

Св.София – «Великая церковь» столицы Византийской Империи  –  Нового Иерусалима и Нового Рима. Культурно-историческое значение этого храма, как сакрального центра древней метрополии Восточного христианства, уникально, но главная ценность заключена в нем самом. Предельно короткое время его возведения было мгновением в истории, а постижение человечеством его формы и содержания продолжается более тысячелетия, обнаруживая неисчерпаемую глубину этого явления. Собор Св.Софии – Премудрости Божией – стал идеальным воплощением образа новозаветного Храма – «альфой» и «омегой» сакрально-художественного потенциала всего христианского искусства. «Я превзошел тебя, Соломон!» – таковы были слова византийского императора Юстиниана I, произнесенные им по завершении главного из своих творений.

Юстинианова София (532-537 гг.)  – это третья постройка, возведенная на старых основаниях базилик императоров Константина Великого (360 г.) и Феодосия II (415 г.). Выбор места для храма изначально предполагал его главенствующее положение в градостроительной программе Нового Рима. Возвышаясь над строениями  Большого Императорского дворца, «Великая церковь» демонстрировала иерархическую структуру христианской Империи – единства божественного и земного. Огромных размеров купольная базилика становится ядром архитектурного ансамбля стремительно растущей столицы. На неё ориентированы главные улицы города, по которым в праздничные дни стекалось множество людей, пришедших поклониться святыням. Отсюда начинались торжественные процессии-литии, освящавшие весь город. Здесь венчали на царство византийских императоров и праздновали победы над врагами.


Поставленный на вершине пологого холма, увенчанный гигантской сферой купола, храм является доминантой и главного морского фасада города. Здесь, у большого мыса, в месте слияния «великих водных путей», широта пространства задает соответствующий масштаб. Силуэт грандиозной постройки идеально согласуется с величественным природным ландшафтом, утверждая вселенскую гармонию Бытия. Впоследствии образ Константинополя найдет воплощение в структуре многих средневековых городов, особенно древнерусских, нарочито уподоблявшихся Царьграду.

Создатели памятника – Анфимий из Тралл и Исидор из Милета – принадлежали к ученой элите Византии. Написанные ими теоретические трактаты в области инженерного дела свидетельствуют о прекрасном знании технических достижений древности. Изучая геометрию и математику, Исидор собрал труды Архимеда, благодаря чему они и дошли до нашего времени. Используя для осуществления столь грандиозного замысла Юстиниана весь арсенал античной науки, зодчие нашли гениальные конструктивные и художественные решения, создав величайшее сооружение мировой архитектуры – одно из чудес света.

Так античное знание о том, что истина тождественна красоте, полученное в результате разумного созерцания разлитой в природе гармонии, в архитектурной программе Св. Софии преобразилось и приумножилось содержанием Истины христианской. Храм «Премудрости Божией» как идеальная модель мироздания, раскрывающая божественный замысел о мире, полностью отвечал христианскому культу и мировоззрению. «Великая церковь» определила каноны восточно-христианского искусства, оставаясь недосягаемым прообразом для его дальнейшего развития. Софийная программа охватила весь православный мир: Салоники, Охрид, София, Киев, Полоцк, Великий Новгород.

Вселенский масштаб памятника полностью раскрывается в интерьере и обладает невероятной силой воздействия. Гармония масс и грандиозность размеров создают впечатление, что архитектура нарушает все природные законы, подчиняясь иному, сверхрациональному порядку. Вопреки сложности конструкции, в храме господствует динамичное, залитое светом пространство, над которым, словно «на цепи подвешенный к небесам», парит гигантский купол, достигающий диаметра 33 м. По преданию, Русь приняла православие после того, как послы князя Владимира побывали в Св. Софии: «… и не знали, на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как рассказать об этом, - знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той…».

Царственному храму соответствует роскошное убранство отделки. Многочисленные колонны и облицовка стен выполнены из редких пород полудрагоценного камня, собранного по повелению Юстиниана со всех концов Империи. Изысканная резьба карнизов и капителей - один из главных акцентов декоративной программы. Верхние зоны храма покрывала золотофонная мозаика из смальты. Изобретенная христианским искусством, она становится уникальным средством художественной выразительности византийской живописи. Отраженный от золотого фона свет символически передавал природу сакрального, и храм наполнялся мерцанием «света нетварного». От первоначальных мозаик VI в. сохранились лишь фрагменты с орнаментальными мотивами. Фигуративные изображения были удалены со стен в период иконоборчества (726-842). Вновь созданные в IX-XIII вв. мозаики Св. Софии   принадлежат к лучшим творениям Византии, и сегодня являя миру непостижимую красоту божественных образов.



В многовековой истории «Великой церкви» было немало трагических событий.
Частые землетрясения приводили к необходимости поновлений и усиления конструкции, что несколько изменило облик в целом прекрасно сохранившегося храма. Серьезные последствия имели землетрясения VI в., которые в 558 г. привели к обрушению изначально более плоского купола. Новый купол, возведенный в 562 г. уже другим архитектором Исидором, был выполнен в облегченном варианте и в целях надежности системы равновесия поднят на 7 м. Однако в 989 г. вновь последовала катастрофа. В этот раз восстановление храма длилось дольше его строительства и завершилось в 994 г. Одной из печальных страниц истории Софийского собора стало чудовищное разграбление, учиненное христианами-крестоносцами при захвате города в 1204 г.

Христианская история храма длилась почти тысячелетие. Последняя служба состоялась в нем вечером 28 мая 1453 г. и продолжалась всю ночь до падения Константинополя под натиском армии Мехмеда Завоевателя. Красота и величие храма пленили мусульман, и он не был разрушен. Собор, превращенный в мечеть, становится образцом для исламского зодчества теперь уже Османской империи.
Христианская Европа вновь открыла для себя чудо Св. Софии только в 1847 г., когда по инициативе султана Абдула Медида для её реставрации был приглашен швейцарский архитектор Г.Т. Фоссати. С этого момента началось изучение памятника. Наконец, в результате реформ Ататюрка, в 1934 г. храм стал общедоступным музеем.


Константинополь – вечный священный город, которого нет и который по-прежнему существует не только в пространстве христианской истории, но и в реальной топографии Стамбула. Стоит лишь выбрать нужный ракурс, и сквозь дымку Босфора проступают  очертания древних величественных храмов византийской столицы.

Церковь Св. Ирины, «Мира Божественного», – одна из древнейших в Константинополе. Здесь, в стенах первого храма, при императоре Феодосии I состоялся Второй Вселенский Собор 381 г. Новая базилика VI в., увенчанная большим плоским куполом, была воздвигнута на старых основаниях, гармонично вписываясь в ансамбль архитектурного комплекса Великой церкви. Впоследствии фасады Св. Ирины были изменены перестройками, но внутри храма первоначальный замысел виден отчетливо: в драматургии сопряжения тяжести масс и грандиозного свободного пространства звучит симфония универсума. Св. Ирина никогда не была мечетью. В Османский период храм служил арсеналом. Сейчас это концертно-выставочный зал. Редкое зрелище – выставки современной инсталляции и перформанса или Стамбульская биеннале, проходящие в пространстве ранневизантийского храма, в алтаре которого возносится гигантский, выложенный мозаикой крест - видимый след эпохи иконоборцев. Получается, если не совсем органично и корректно, то уж, наверное, концептуально – в духе нашего времени. 

В сравнении с масштабом Юстиниана, Мирелейон (Мечеть Бодрум) – придворная церковь  Романа Лекапина, возведенная ок 922 г., выглядит совсем миниатюрной. Мощные полуколонки на фасадах небольшого здания придают его облику почти скульптурную пластичность. Памятник является одним из ранних образцов крестово-купольного храма «на четырех колонках» с уникальной конструктивной особенностью: поставленный на высоком сводчатом подклете, он оказывается двухэтажной постройкой. Такое решение позволило поднять храм до уровня дворца, построенного прямо на стенах одного из самых загадочных античных сооружений – большой ротонды.

Расположенный у вершины одного из семи холмов Нового Рима, храм монастыря Пантепоптес (Всевидящего Спаса), в турецком варианте – мечеть Эски Имарет, не утрачивает красоту архитектурного образа, даже пребывая в запустении. Объемно-пространственная композиция, пропорциональные соотношения частей и целого, детали былой роскоши храмового убранства, открывающиеся сквозь потрескавшуюся штукатурку мечети, – все это свидетельствует о том, что памятник принадлежит к лучшим образцам византийского зодчества конца XI в.


Ниже, над крутым склоном того же холма, возвышается храмовый комплекс монастыря Пантократора (мечеть Зейрек), основанного в начале XII в. императором Иоанном Комнином и императрицей Ириной. Аристократичный характер архитектурного  ансамбля, состоящего из трех храмов, особенно эффектно раскрывается в живописной композиции восточного фасада, образованного семью стройными абсидами и разной высоты куполами. Средний храм, Архангела Михаила, – фамильная усыпальница династии Комнинов. О красоте и богатстве императорского монастыря ещё в древности ходили легенды, но от былой роскоши осталось не много. Бесценны сохранившиеся напольные мозаики с удивительными фигуративными элементами. Реликвии и сокровища ризницы были разграблены и вывезены в Венецию крестоносцами. Среди них находился и знаменитый алтарь Pala d’ora – один из шедевров константинопольских придворных мастерских.

Церковь Богородицы Кириотиссы (кон.XII в.), ныне мечеть Календерхане, – яркий пример византийского «столичного стиля» –  изыскано утонченного, и в тоже время, величественно монументального. В интерьере, четыре массивных столпа, поддерживающих большой зонтичный купол, выделяют пространственное ядро храма, своды которого некогда блистали мозаиками. Редчайший случай – прекрасная сохранность инкрустации стен «многоценным и многоцветным мрамором» – полилитии. Насыщаясь светом, струящимся в храме отовсюду, фактура камня становится почти прозрачной и раскрывает нюансы множества цветовых оттенков. Красота и удивительные свойства драгоценного мрамора восхищали разум византийцев, рождая глубокие поэтические образы: «И плиты из белого мрамора, блистающие сиянием, и радостью наполняют наружный вид и расположением по отношению друг ко другу и соприкосновением их краев, ровных, и гладких, и прилаженных, они будто бы исчезают в непрерывности единого камня, как бы расчерченного прямыми линиями, это – «новое чудо» (Десятая гомилия Византийского Патриарха св. Фотия. IX в.).

 

 

Печать E-mail